Смерть под олимпийскими кольцами

САМ ВИНОВАТ

Кумариташвили погиб за несколько часов до официального открытия XXI Белой Олимпиады. На тренировке. При выходе из последнего, 15-го виража на скорости около 140 км/час он не справился с управлением, вылетел из саней за пределы желоба и врезался в металлическую конструкцию. Полученные повреждения оказались смертельными - через час, не приходя в сознание, он скончался в больнице..

Позже виновным в случившемся официально признали самого спортсмена. МОК и Международная федерация санного спорта не захотели на себя взять даже часть вины за эту смерть. Хотя потом косвенно ее подтвердили, пожертвовав родственникам погибшего 10 тысяч евро и наградив его самого посмертно высшей орденом МОК.
«Главное не победа, а участие» - девиз, безусловно, демократичный, соответствующий Олимпийской хартии. Но участие участию рознь. Одно дело если лучший кенийский лыжник пробежит на потеху зрителей 15-километровую дистанцию, и совсем другое - управление 23-килограммовыми санями (утяжеленными весом самого спортсмена), летящими по ледяному желобу со скоростью 150 км/час. Чрезвычайно технически сложная и опасная дисциплина, требующая незаурядных навыков. И критерии отбора для участия в таких соревнованиях, как Олимпийские игры, должны быть соответствующими. Пятьдесят пятое место в общем зачете Кубка мира, 44-е - в сезоне. Каким должен быть критерий олимпийского отбора, если подобный послужной список грузинского саночника позволил ему тогда участвовать в Играх, да еще на одной из самых сложных трасс в мире?

Понятно стремление любой международной федерации расширить географию участников своих соревнований, укрепить тем самым свои олимпийские позиции. Но тогда, допуская к участию в них кого-то из стран, не имеющих традиции в этой дисциплине, следует соответствовать этому и условиями соревнований. Тогда, в самом деле, главное не победа, а участие, тогда правы были те, кто считает, что ошибки в спорте не должны стоить жизни. Неопытный саночник Кумариташвили ею рисковал. И это должны были понимать те, кто выпустил его на ту трассу

ВОСК-УБИЙЦА

Печальное первенство среди спортсменов, не вернувшихся с Игр, принадлежит 21-летнему португальскому марафонцу Франсишку Лазаро, умершему 15 июля 1912 года на дистанции олимпийского марафона V Игр летней Олимпиады в Стокгольме.

Плотник автомобильного завода в Лиссабоне, он сумел выиграть на родине три национальных чемпионата по марафонскому бегу, став первым португальцем, принявшим участие в олимпийском марафоне. Но при сильной жаре, зарегистрированной в тот день, преодолел лишь 30 километров, после чего безжизненно опустился на горячий асфальт.

Причиной смерти стало сильное обезвоживание организма. Позже выяснилось, что большая часть тела Лазаро было покрыто воском, с помощью которого он надеялся спастись от солнечных ожогов, а в результате герметичный слой воска сильно ограничил естественное потоотделении, создав электролитный дисбаланс жидкости в организме

В 2006 году португальский писатель Жозе Луиш Пейшоту написал роман «Фортепианное кладбище», в основу которого легла история Франсишку Лазаро.

НОКАУТ ОТ КАРБУНКУЛА

Во время летних Олимпийских игр-1936 в Берлине умер румынский боксер полулегкого веса (до 57,2 кг) Николае Беречет. Его смерть, случившаяся 14 августа, через три дня после проигранного боя 1/16 финала Эвальду Сиперу из Эстонии, до сих пор окутана тайной.

Официальная версия - заражение крови, начавшейся из-за карбункула.

Беречет, похороненный там же в Берлине, не дожил два дня до своего 21-летия.

ПОБЕДА В ЧЕРНОЙ РАМКЕ

Продолжила этот скорбный список 22-летняя чешская гимнастка Элишка Мисакова, скончавшаяся в последний день первых послевоенных летних Игр-1948 в Лондоне. Она почувствовала себя плохо еще в самолете на пути в британскую столицу. «У нее поднялась температура и мы думали, что у нее грипп, - вспоминала одна из подруг по команде Вера Ружичкова, - но день ото дня ее состояние ухудшалось: начались сильные головные боли, спазмы мышц». Только через неделю после прилета она попала в больницу, где ее сразу перевели в инфекционное отделение со страшным диагнозом полиомиелит.

Элишка умерла в день, когда гимнасткам Чехословацкой Республики, среди которых была ее родная сестра Милослава Мисакова, вручали золотые олимпийские медали за победу в командном первенстве. Государственный флаг страны на церемонии награждения был повязан черной лентой.

НЕ СПРАВИЛСЯ С УПРАВЛЕНИЕМ

На летних Олимпийских играх -1956 в Мельбурне разбился в автокатастрофе итальянский гребец - «академист» Арриго Меникоцци. Заняв вместе со своими товарищами по восьмерке последнее место во втором полуфинальном заезде, он переквалифицировался в болельщика и решил съездить поболеть за своих соотечественников - каноистов. Соревнования проходили на озеро Вендури близ города Балларат, что в 110 км от Мельбурна. Поехали на спортивном автомобиле его нового знакомого Уильяма Маккея, австралийского фермера, одного из факелоносцев тех Игр.

Почему тот доверил руль Меникоцци, не имевшему навыков вождения такого авто, не знавшим специфику местных дорог, осталось не ясным. Развив скорость до 130 км/час, итальянец не справился с управлением, врезался в придорожное дерево, вывернув его с корнями. Сидевший рядом с водителем хозяин автомобиля вылетел от удара из салона, Меникоцци зажало между рулем и сиденьем. Оба от полученных травм скончались в больнице.

ВСКРЫЛИ И СКРЫЛИ

Вторым (после Лазаро) и последним на сегодняшний день олимпийцем, умершим непосредственно в ходе соревнований, стал 23-летний датский велогонщик Кнуд Энемарк Йенсен, для которого роковой стала командная 100-километровая гонка в 45-градусную жару на летних Олимпийских играх-1960 в Риме.

К моменту трагедии, произошедшей на улице Христофора Колумба, датская команда уже лишилась одного из четырех гонщиков, схватившего солнечный удар. Чтобы не дисквалифицировали всю команду, остальным нужно было обязательно доехать до финиша.

Когда до него оставалось 10 километров, Кнуд крикнул партнерам, что у него кружится голова, и стал отставать. Через некоторое время он впал в полубессознательное состояние, но товарищи не давали ему слезть с седла. Схватив его за майку с двух сторон, они потащили его вперед. Один из них облил Кнуда водой из бутылки.

Ему на мгновение стало легче, но почти тут же он потерял сознание, рухнув на расплавившийся под палящим солнцем асфальт. Медики уже ничего не смогли сделать. Не приходя в сознание, Йенсен скончался через некоторое время в палаточном госпитале.

Тренер датской команды Олуф Йоргенсен, от которого потребовали объяснений, заявил следователям, что дал Йенсену и нескольким другим велосипедистам роникол, сосудорасщиряюший препарат из группы вазодилататоров.

Двадцать пятого марта 1961 года трое итальянских врачей, проводивших вскрытие тела, опубликовали окончательный доклад, из которого следовало, что никаких наркотиков в организме покойного не обнаружено, а смерть наступила в результате теплового удара и травмы головы, полученной после падения с велосипеда. Семье Йенсена был выплачен олимпийский страховой полис в размере миллиона итальянских лир (1600 американских долларов), и на этом дело закрыли.

Однако спустя несколько лет один из врачей, проводивших вскрытие, заявил, что в действительности они нашли в организме Йенсена следы нескольких препаратов, в том числе амфетамина, стимулятора центральной нервной системы.

Как бы там ни было, но именно после этой смерти впервые возникла идея о создании медицинской комиссии МОК, которая воплотилась в жизнь после такой же трагедии, случившейся с английским спортсменом Томми Симпсоном на Тур-де-Франс-1967.

ПОСЛЕДНИЙ ПОЛЕТ

Дебют санного спорта на зимних Олимпийских играх-1964 в Инсбруке был омрачен смертью английского гонщика польского происхождения Казимиржа Кей-Скшипески, бывшего летчика Королевских сил Великобритании, оказавшегося в этой стране после Второй мировой войны.

Трагедия случилась 10.30 утра 23 января во время тренировочного заезда. Вылетев на повороте из желоба, Казимир совершил свой последний в жизни 15-метровый полет, и упал на ближайшую поляну. Был сразу же доставлен в больницу, но спасти его удалось.
Кей-Скшипески был самым возрастным участником тех Игр - ему шел 55-ый год.

А через три дня погиб еще один участник этой Олимпиады - 19-летний австралийский горнолыжник, участник соревнований в скоростном спуске, Лесли Росс Милн. И также на тренировке в курортном местечке Пачеркофель, где проходили соревнования по горным лыжам. Потеряв управление во время спуска, спортсмен на скорости 100 км/час «поймал край», как говорят горнолыжники, снес заградительную сетку и ударился не защищенной шлемом головой об дерево…

После случившегося глава делегации Австралии Хью Вейр в категоричной форме опроверг начавшиеся разговоры о том, что погибший был неопытным горнолыжником, не подготовленным к таким трассам. «Милн с 16-летнего возраста участвовал в чемпионатах Австралии, - сказал он, - а незадолго до Олимпиады провел целую серию соревнований в Европе. Смертельное падение произошло не из-за отсутствия навыков, а в результате рокового выбора трассы на еще недостаточно подготовленном участке для тренировок, где проблемы имел бы любой из топ-спортсменов».

«Если Лесли суждено было погибнуть, то я рада, что он отдал свою жизнь за Австралию и идею Олимпийских игр», - сказала на похоронах его мать.

Интересно, что через четыре года, в Олимпийских играх-1968 в Гренобле участвовал младший брат Лесли Малкольм, для которого главной целью стало желание опровергнуть устоявшееся мнение о том, что горнолыжники Австралии и Новой Зеландии не способны конкурировать в этом виде спорте с сильнейшими европейскими спортсменами. В Гренобле не получилось, но в декабре 1969 года в Валь-д' Изере Малкольм Милн стал первым горнолыжником из Южного полушария, поднявшимся на подиум Кубка мира.

НАКАНУНЕ СТАЛ ТРИНАДЦАТЫМ

Еще один горнолыжник - 27-летний чемпион Швейцарии, племянник бронзовой медалистки Игр-68 в гигантском слаломе Фернанды Бошат Николя Бошат - разбился во время подготовки к показательным неолимпийским соревнованиям на скорость (спид-скиинг) в предпоследний день зимних Олимпийских игр-1992 года в Альбервиле. Вылетел с трассы и врезался в ратрак, снегоуплотнительную машину для подготовки горнолыжных склонов, скончавшись на месте от многочисленных повреждений внутренних органов. Накануне в квалификационных заездах он стал тринадцатым, развив скорость 210 км/час.

После трагедии организаторы утверждали, что машина, ставшая на пути горнолыжника, была оснащена специальной сиреной и проблесковыми маячками и двигалась в сторону, спускавшихся лыжников. Однако члены швейцарской команды и некоторые свидетели, напротив, уверяли, что в момент столкновения машина с выключенными маяками и сиреной стояла за снежными грядами, из-за которых Бошат слишком поздно ее увидел. Кроме того, свидетели трагедии обратили внимание на то, что на погибшем во время рокового спуска были слаломные лыжи.

ЧЕРНЫЙ СЕНТЯБРЬ

Пятого сентября 1972 года во время летних Олимпийских игр в Мюнхене членами террористической палестинской организации «Черный сентябрь», проникшими на территорию Олимпийской деревни, были взяты в заложники 11 членов израильской делегации, никому ни которых выжить не удалось.

Трудно понять, как восьми террористам, вооруженным автоматами Калашникова, удалось миновать охрану деревни, но факт остается фактом. Первой их жертвой стал участник «шестидневной войны» штангист Йосеф Романо, попытавшийся спросонья преградить своим огромным телом путь незваным гостям, появившимся ранним утром в корпусе, где проживали израильтяне. Следом был застрелен тренер по борьбе, бывший житель белорусского Гомеля Моше Вайнберг, тело которого боевики выбросили на улицу в знак серьезности своих намерений.

Надежда на успешные переговоры были потеряны после того, пока не стал известен ультиматум боевиков, потребовавших от правительства Израиля выпустить из тюрем 234 палестинца, включая всех арестованных членов «Черного сентября», а также 16 заключенных, содержащихся в тюрьмах Западной Европы. В противном случае пригрозили расстреливать по одному заложнику каждый час. Это было заведомо тупиковое требование, поскольку Израиль тогда отказывался от любых переговоров с боевиками, считая, что они непременно послужат стимулом для последующих терактов.

К шести часам вечера террористы выбросили листовку с новым требованием: самолет до Каира, автобус и вертолеты, которые доставят их с заложниками в аэропорт. И почти сразу получили согласие.

Когда через два часа к захваченному корпусу подогнали автобус, боевики могли лишь догадываться, что их новое требование было решено выполнить лишь наполовину - доставить в аэропорт и там уничтожить снайперским огнем. Именно поэтому два военных вертолета, в которые пересели потом террористы и их заложники, полетели не в международный аэропорт, как поначалу требовали палестинцы, а на военно-воздушную базу НАТО в Фюрстенфельдбрюкке, где и произошли события, ставшие самой позорной страницей в истории мюнхенской полиции, взявшейся за выполнение операции по ликвидации боевиков. Из-за ее крайне непрофессиональных действий, погибли все девять заложников, среди которых было четыре спортсмена: два борца - 18-летний Марк Славин и 24-летний Элиэзер Халфин и два штангиста - 28-летние Давид Марк Бергер и Зеев Фридман.









>> Задоров принес извинения партнерам по Баффало за опоздание на собрание команды
>> Гандбол в пустыне. Чем цепляет чемпионат мира в Катаре >> PROСПОРТ-Телегид. Что и зачем стоит посмотреть в выходные